Озеро Ван

Полоска воды за окном автобуса становилась шире и набирала размах, врезаясь узкими заливами и синей далью в горные долины Восточной Турции. Цепочки безлесных, красных гор сплетались в замысловатые узоры и радовали глаз перспективой и украшением из отвесных скал и каменных осыпей. Лучи заходящего солнца добавляли в цвета оттенок алого, а в пространство глубину и контраст. Вся равнина вокруг была без единого дерева, густо усыпанная полевыми цветами с четкими квадратами темной земли, которую использовали под пашню — Великая Армения еще с древних времен славилась плодородными почвами.

( Читать дальше )

Переправа

Возвращаясь на квадрациклах в Эссо, мы тонули в болотах, летели на скорости по крутым подъемам и спускам, пробирались через узкие скальные ущелья и дважды переправились через реку Быстрая.

( Читать дальше )

Сила вещей. Квадрациклы.

После возвращения на кордон Быстринского природного парка мы с Леной целый день отдыхали, сушили в теплой бане снаряжение и вещи, пили чай и строили планы. Погода наладилась. Приятно припекало солнце, бездонное темно-синее небо вбирало в себя пространство, вытягивая линию окружающих гор вверх и четко прорисовывая мелкие детали пейзажа под ними, и дарило природе свежесть и первые краски осени.

( Читать дальше )

Иная земля

На живописной равнине, окруженной на линии горизонта грядой невысоких гор, где когда-то была столица величайшей империи мира, сейчас лежал пустырь, заросший жестким пыльным бурьяном и усыпанный лепешками навоза. Иная земля пахла терпкой травой и радовала глаза просторами и приветливыми облаками на синем небе. Древнее городище местами было отмечено неудачными попытками археологических раскопок, которые так и зачахли за неимением времени или отсутствием интереса у работников-пастухов.

( Читать дальше )

Сила вещей. Часть 2.

Через двадцать метров вниз по перевалу я понял, что мы попали в серьезный переплет и мои худшие опасения оправдались. Пошел проливной дождь. Туман быстро затягивал окрестности, оставляя только маленький просвет над землей для обзора. Далеко внизу виднелся край лавового потока и небольшая котловина, в которую вели все ручьи из ближайщих распадков. Наш перевал оказался ложным – он вел только в тупиковую впадину, а ручей, который должен был вывести нас вниз к людям, терялся где-то среди изгибов рельефа.

( Читать дальше )

Сила вещей. Часть 1

Обычные поездки, тривиальные в своей простоте и организации, иногда, как сухая трава к огню, склонны перерастать в приключения весьма опасные при незаметных на поверхностный взгляд обстоятельствах. Попадая в стремительный поток нарастающих как снежный ком событий, первые мгновения не понимаешь всей скрытой угрозы и непредсказуемости происходящего, но потом течение увлекает за точку невозврата, и изменить что-либо бывает уже поздно.

( Читать дальше )

Монастырь Сумела

С монастырем Сумела на юге Черного моря поблизости от турецкого города Трабзон связывают меня приглушенные воспоминания. Они требовательно стоят в стороне, терпеливо ждут своего часа и идут в разрез с вспышками увлечений и горящими интересами к новому и яркому. Видимо, интенсивность современной жизни с ее переездами, переворотами, новостями часа и героями дня идет в иной размерности с этим затерянным среди отвесных скал и субтропических лесов уголком вечности.

( Читать дальше )

Чудеса дипломатии

Толбачик – место непростое и почти необитаемое. Только в июле-августе территория вокруг вулкана оживает от паломничества десятков туристов, которые торопятся поставить галочку в личной книжке рекордов и протоптать персональную дорожку на черном вулканическом шлаке.

( Читать дальше )

День сурка в Монголии

Прохладная гобийская ночь в затерянной точке на карте сменилась холодным красным рассветом. Уже по устоявшемуся расписанию мы собрались на завтрак в 6 утра и через час выехали по обретенной вечером дороге вглубь пустыни. Дорога тянулась тонкой строчкой вдаль и сглаживалась, как капля на стекле, на однообразном пейзаже.

( Читать дальше )

Монгольская Гоби

Полное безлюдье и огромные пространства нагорий, каменистых долин и глубоких, извилистых оврагов, заполненных мелким шелестящим песком – пустыня Гоби. Одиночество и суровость сквозят здесь в воздухе и неотступно, фоном, как привязанная накрепко к телу тень, следуют за человеком во всех его замыслах и начинаниях.

( Читать дальше )