Ликийская тропа. Бухта Уфакедери.

Утром мы собрались рано, чтобы выйти на тропу до жары. Это был наш первый день под рюкзаками и тело должно было адаптироваться к нагрузкам и неровностям рельефа. Каш еще спал. Только самые предприимчивые турки открывали свои магазинчики около городской гавани, вдоль которой неугомонные иностранцы уже совершали утренние пробежки. На окраине появились первые метки Ликийской тропы. Мы прошли вдоль нескольких пляжей. Дорога змеилась вдоль оврагов и крутых склонов, набирала высоту и увлекала вниз. Мы миновали стайку учеников в опрятной форме, которые, видимо, ждали школьный автобус, оставили за спиной несколько богатых домов с гранатовыми деревьями у входа и покинули асфальт. Метка явно указывала на проселочную дорогу, которая вгрызалась в каменистый грунт бурой полосой.

( Читать дальше )

Ликийская тропа. Каш и Патара.

Наше второе путешествия по Ликийской тропе мы начали из городка Каш, который расположен в двухстах километрах к юго-западу от Анталии. Добирались мы до него почти четыре с половиной часа на местном автобусе. Дорога бежала через горы и вдоль скалистого берега моря. Из-за работающего кондиционера дневная жара внутри салона не ощущалась. Полотно трассы, как по волшебству, разворачивало перед нами все более яркие картинки. Красные камни сменялись сосновыми лесами. Непривычный цвет моря уступал место изрезанной линии скальных выступов и резких поворотов. В окне мелькали гранатовые сады, апельсиновые рощи, бесконечные ряды теплиц и ровные городские пляжи с зонтиками и шезлонгами. Автобус то летел со скоростью ветра, то замирал на узких участках дороги и почти крался, ощупывая трассу за очередной скалой. Красота пейзажей завораживала и баловала глаз пестротой и калейдоскопом мимолетных впечатлений, которые потом тревожат мысли фоном воспоминаний.

( Читать дальше )

Встречи с Иерусалимом

Иерусалим притягивает. Он окружен легендами и мифами и недаром на средневековых картах мира его ставили в центре мироздания. Иерусалим тревожит, и пульс религиозной жизни в нем не затухает ни на минуту. Паутина его улиц с крытыми галереями, крутыми лестницами и замкнутыми дворами завораживает вечным повторением крестного хода от Пилата на Голгофу, но передать свои впечатления в строчках об этом клочке земли на изрезанном теле пустыни бывает очень трудно. В Старом городе, уместившемся на площади в один квадратный километр, сосредоточено так много человеческого, что обойти дипломатично все эти интересы, претензии и страсти, не представляется возможным. Иерусалим — это застывший в камне сгусток самых отчаянных надежд и упований человечества в его бесконечном диалоге с Единым Богом.

( Читать дальше )

Подземный тоннель в Иерусалиме

В ноябре месяце путешествовал с другом по Израилю. Несколько дней жили на крыше хостела в старом Иерусалиме в 200 метрах от Храма Гроба Господня. Обошли все библейские и новозаветные места и уже перед отъездом на Галилейское море решили посетить город Давида, где находится знаменитый акведук, пробитый в толще скалы еще царями Израиля. Куда идем и в какую авантюру ввязываемся, мы представляли плохо, и когда оказались глубоко под землей, то пришлось нам пробираться по воде сквозь узкий, извилистый коридор в полной темноте.

( Читать дальше )

Короткометражка по-английски

К сожалению, пробыл я в Британии всего неделю, и у меня, даже при всем желании, не могло появиться собственного мнения о настоящем «английском стиле» или жизни на Туманном Альбионе. Систематических дневниковых записей о поездке я не вел в силу сумбурности впечатлений и, вероятно, нелюбви к основательности и документальному свидетельству о повседневности своей жизни.

( Читать дальше )

Белые на синем. Новогодний подарок.

Паруса — они из детства. Даже если никогда не приходилось жить у моря, они обязательно отыщутся дома, аккуратно свернутые и компактно упакованные в томик Грина или Жюля Верна. Они хранители тех волшебных минут, когда за ровными строчками таяли страницы и стены комнаты, руки сжимали штурвал, сквозь вой и грохот бури слышались команды, и матросы были готовы отдать жизнь за своего капитана.

( Читать дальше )
  • +1
  • 26 декабря 2012, 18:12
  • Ludmila
  • 2

Ликийская тропа. Олимпос, огни Химеры.

В Чирали Лена повела нас в знакомый кемпинг. С тропы мы вынырнули на окраине пляжа, и сразу попали в непривычную для себя атмосферу неги и марихуаны. На нас косились расслабленные голые парочки, медитирующие у края моря. Рядом турецкие мачо с классической волосатой грудью обнимали белых западноевропейских Дездемон неопределенного возраста.

( Читать дальше )

Репортаж с Озера косых лап, часть 2

В экскурсиях на съемочную площадку всегда есть некоторая интрига, когда под впечатлением результата хочется взглянуть на процесс и хотя бы краешком мысли примерить его на себя. В итоге может получиться как еще одно сильное впечатление, так и некоторое разочарование, как если бы на сцене со стола у фокусника вдруг упало покрывало. Но мы уже на месте, и одно бесспорно – при всех сценических ухищрениях, технике и приемах абсолютно дикие русские медведи точно настоящие.

( Читать дальше )
  • +1
  • 13 декабря 2012, 20:17
  • Ludmila
  • 4

Репортаж с Озера косых лап, часть 1

Ассоциативная память порой причудлива. Мечтая о новом путешествии, которое теперь часто начинается у экрана компьютера, куда, подобно бассейну из старой задачки по арифметике, поток информации втекает из трубы Интернета, а потом за ненадобностью куда-то там вытекает, мы плаваем вдоль и поперек в этих виртуальных флюидах, напитываясь манящими ароматами Иного. Но бывает так, что внешние энергии так взбаламутят податливый толстый ил воспоминаний, что оттуда нет-нет да и всплывет, и покажется эдакое чудо морское, вытаращив полусонные глаза.

( Читать дальше )
  • +2
  • 12 декабря 2012, 20:06
  • Ludmila
  • 9

Непальский синдром

Как всегда Внезапно! появилась куча времени для писательства. Ну вот, пишу.
Один знакомый, съездив в Непал, открестился от отчетов, сказал — надо чтобы улежалось.
Не понимал его тогда. А вот теперь съездили с Танюшкой — и тоже у меня с отчетами никак.
С чего бы начать? так вот скажешь «Непал» — и сразу перед мысленным взором — горы, монастыри… музычка какая нибудь такая — духовно-буддийскя

( Читать дальше )